elenalisovaya (elenalisovaya) wrote,
elenalisovaya
elenalisovaya

Не бывает так плохо, чтобы нельзя было ухудшить

Самолет разбился, погибли люди, много людей, дети. Это ужасно, жутко, нет слов, только шок и оцепенение. Это факт, он свершился, это трагедия, которую иначе не назвать. А дальше все эти новости, противоречивые, с натуралистическими подробностями, с фотографиями обгоревших кусков. Версии, про вспышки, бомбы и Игил, призывы не связывать случившееся с Сирией, Египтом, Когалымом и т.д.
Но ведь есть же люди, которым надо летать по работе, есть те, у кого уже куплены путевки, сейчас каникулы, многие уже улетели и им предстоит возвращаться. Почему никто не думает, как страшно этим людям. Почему никто из РосАвиации, Министерства транспорта, Аэрофлота или еще откуда-нибудь, не скажет по всем каналам: люди, то, что случилось, ужасно. Но это не закономерность, не конец света, нет у нас хаоса и все под контролем. Мы делаем все, это больше не повторится, мы усилили контроль, просвечиваем лайнеры рентгеном в режиме нонстоп, не бойтесь, отдыхайте, летайте, все будет хорошо. И повторять, повторять до тех пор, пока шок не пройдет. А не писать про сбор тел по частям, про отказы от туров, про то, что путевки перестали продаваться.
И если есть сомнения, что Метроджет надежная компания, почему они продолжают летать? А если сомнений нет, почему люди по 12 часов ждут вылета? Им и так несладко. Что может быть лучше, чем 12 часов посидеть в аэропорту, представляя, как двигатель к ненадежному самолету молотком прибивают?
Скорбеть о погибших - это естественно, это достойно, но нельзя при этом забывать о живых. О тех детях, которые смотрят новости, видят своих трясущихся родителей - и получают фобию, которая может ограничить их свободу передвижения на всю жизнь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments